Новости Вопрос священнику Библиотека Паломничество Фотоальбом Контакты  Православие и СМИ  

  • Протоиерей Григорий Мансуров. К участникам краеведческих чтений, посвященных пребыванию Императорской семьи Николая II в Тобольской губернии
  • Отзыв о поездке на Святую Землю
  • ОСЕНЬ
  • СРЕДИ ПОЛЕЙ ОСЕННИХ
  • Разрушение алтаря
  • Доклад Митрополита Тобольского и Тюменского Димитрия на совете Ректоров Вузов Тюменской области, 22 мая 2017 г.
  • Заступниче наш скорый
  • Апостол Любви
  • Женам-мироносицам
  • Равная Апостолам
  • Евангельский перст. Надежда Георгица
  • Любимый праздник нашей семьи



  • ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930

       


    Наши баннеры
    Печатные издания Тобольcкой митрополии
    Религия и СМИ
    Яндекс.Метрика



    История

    еодор Михайлович Иванов родился в 1895 году в городе Тобольске. Отец его работал курьером и сторожем в государственном архиве Тобольска и подрабатывал шитьем мужской одежды. В 1911 году отец умер, и на руках матери осталось десять человек детей, причем младшему было всего десять месяцев. Мать, чтобы поддержать семью, поступила на работу в архив и исполняла обязанности почившего мужа, подрабатывая рукоделием.

    С детства Феодор прислуживал в соборе. Собор был холодным, и Феодор, ночуя в нем, не раз сильно простужался. В тринадцать лет он заболел суставным ревматизмом и через год стал инвалидом – паралич ног. Первые несколько лет у него были такие сильные боли, что временами он от боли кричал. В 1916 году, во время торжественной канонизации святителя Иоанна Тобольского, Феодора посетила Александра Васильевна Дулепова, знакомая с семьей Государя, и предложила матери Феодора, Елизавете, показать сына доктору Деревенко, лечившему наследника. После осмотра доктор сказал:

    – Диагноз правильно поставили, а вот лечили неверно. Лекарство, которое первым давали, надо было давать вторым, а второе – давать сначала. К сожалению, не имею возможности взяться за его лечение, а то бы он у меня по комнате с палочкой, но похаживал.

    В другой раз Александра Васильевна договорилась, что во время праздничной службы Иоанну Тобольскому Феодора приложат к мощам святителя. Было множество народа – архиереи, священники, паломники со всей России; во время пения «Хвалите имя Господне» Феодора приложили к святым мощам, и с этого времени боли у него в ногах прекратились.

    За его глубокую веру народ относился к Феодору с большим уважением, и многие посещали его. Приходили монахи, священники, архиереи. Иной раз в соборе шла Всенощная, начиналось елеопомазание, архиерей сколько-нибудь народа помажет, его заменит священник, а архиерей уходил к Феодору, его помазывал, а затем всех домашних. Из ссыльных священников Феодора посещали настоятель Марфо-Мариинской обители в Москве о. Митрофан Серебрянский и о. Георгий Скрипка. Многие духовные лица писали ему, желая получить совет и утешение. Болящий Феодор почитался народом как великий утешитель скорбящих душ и безотказный молитвенник. Особенно народ устремился к нему после того, как в начале тридцатых годов было арестовано почти все духовенство. В 1937 году Тобольский отдел НКВД начал широкие аресты среди населения.

    За один месяц было арестовано сто тридцать шесть человек, среди них много священников и верующих крестьян. В августе власти предупредили Феодора, что если к нему не перестанут ходить люди, то его арестуют. Но он не мог отказать ищущим утешения и помощи. Вскоре к нему пришли с обыском – забрали книги и переписку, а вечером того же дня его навестила сестра Евгения с мужем; Феодор был радостный и спокойный.

    – У тебя сегодня кто-нибудь был? – спросила Евгения.

    – Были. Они очень скоро снова придут. Да что на них внимание обращать.

    Сотрудники НКВД пришли через несколько дней.

    – Кто дома есть? – спросил один из них.

    – Все дома, – ответила Евгения Михайловна.

    – И хорошо. Федора Иванова мы забираем.

    Евгения прошла в комнату к Феодору, военный за ней.

    – Федя, вот здравствуй. Гости к тебе понаехали.

    – Ну и что же, я всегда рад гостей принимать, — кротко ответил подвижник.

    – Мы вас забираем, – сказал военный.

    – Ну что же, раз у вас есть такое распоряжение, то я подчиняюсь власти.

    Феодор лежал все эти годы в постели в длинной рубахе, и мать его, Елизавета Иванова, пошла за костюмом, единственным у него, приготовленным на смерть, но ее остановили:

    – Не понадобится, не нужен будет.

    Тобольская тюрьма, XX в.

    Приготовили носилки. Подошедший сотрудник НКВД сказал:

    – Ну, давайте будем класть. – А сам вполголоса спросил у Феодора: – А как же вас брать?

    – А вы вот так сделайте руки, – он показал, – взамок, и перекиньте мне за голову. А второй за ноги пусть держит.

    Ноги у него не гнулись, были как палки, но чувствительности не потеряли.

    Один из них подхватил его за ноги, но, сразу почувствовав огромную силу подвижника, от испуга вскрикнул и бросил Феодора. Подбежала сестра, подхватила ноги больного и закричала на них:

    – Изверги! Что вы делаете над больным человеком? Что у вас за спешка такая?

    – Не волнуйся, – с любовью, утешительно произнес Феодор, – тебе вредно волноваться.

    Наконец, положили его на носилки. Он помолился и говорит:

    – Дорогие мои, мамочка и сестра, не ждите меня и не хлопочите; вам все равно правды не скажут. Молитесь. Не плачьте обо мне и не ищите!

    У Евгении была шапочка красная, вроде берета. Феодор сказал ей:

    – Ты дай мне свою шапочку. Я хоть красный цвет не больно люблю, но пускай это будет на память, на сколько бы этой памяти ни хватило.

    Он надел шапочку, и его увезли в тюрьму. В камере Феодора положили лицом к стене, чтобы он никого не видел, и запретили ему разговаривать.

    Евгения со своим мужем Геннадием Хилковым несколько дней носили передачи в тюрьму. Вскоре власти арестовали Геннадия; из заключения он не вернулся.

    В тюрьме Феодора ни о чем не спрашивали, на допросы не носили, и следователь в камеру не приходил. И никого из ста тридцати шести арестованных в одно время с ним также не спрашивали о Феодоре. Все обвинение основывалось на справке, данной председателем Тобольского уездного совета. 11 сентября Тройка УНКВД приговорила его к расстрелу. Феодор был расстрелян в Тобольской тюрьме, на территории которой и погребен.

    Тогда же была арестована монахиня Иоанновского монастыря Рафаила. Незадолго перед обыском у Феодора она принесла к нему в дом две церковные книги и сказала:

    – Ты болящий, к тебе не придут искать.

    Вскоре после ареста монахиня Рафаила была расстреляна.

    После своей мученической кончины Феодор не оставляет своим молитвенным предстательством всех, кто обращается к нему за помощью. До сего времени многие по его молитвам получают исцеление, особенно те, у кого болят ноги.

    Источник: Сибирская Православная газета

    Видеозаписи : Портал Богослов.Ru
    Русская Духовная Миссия в Иерусалиме


    © Издательско-информационный отдел
    Тобольской митрополии
    2007–2017 гг.

    редактор сайта- протоиерей Григорий Мансуров
    администратор- Андрей Добрынин
    новостная лента- Евгений Худышкин, Наталья Липаева
    e-mail- gazeta_ihtus@mail.ru
       (с пометкой "для сайта митрополии")
    телефон/факс   8 (3452) 25-79-77



    Печатные издания Тобольcко-Тюменской епархии
    Официальный сайт Московской Патриархии
    Каталог Православное Христианство.Ру
    Библиотека православного христианина "Благовещение"
    Православие.Ru
    ЦЕРКОВНО-НАУЧНЫЙ ЦЕНТР "ПРАВОСЛАВНАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ"

    Приходы



    Поиск в православном
    интернете:
    ИСКОМОЕ.ru

    одержание жизни

    Когда бытие человека не наполнено Богом, оно не наполнено и жизнью: оно сродни безысходной, мертвящей пустоте.
    Все суть пустота, вакуум, если не наполнено Богом.
    Всякая душа мертва, если не исполнена Богом.
    Люди живы настолько, насколько в них живет Бог. Ибо только Бог - жизнь.
    Потому считать всех людей одинаково живыми - иллюзия. Есть живые и неживые, что зависит от меры Бога в них, меры жизни, которую они несут в себе.
    Со страхом говорю тебе: есть неживые люди. Их будто нет. И они отличаются от живых так же, как отличаются предметы во сне от предметов наяву. Хотя неискушенным они кажутся такими же живыми!
    Они же существуют! Разве их нет? - спросишь ты. Да, но и, когда угасает костер, дым еще долго витает над пепелищем.
                                                                                                                                                                                                                           

    Святитель Николай Сербский. Мысли о добре и зле.